Перед единым днем голосования правительство вечноянтарной области напоминает отнюдь не сплоченную единую «команду Цуканова» (помните, как это агрессивно и настойчиво внушали калининградским избирателям в начале его губернаторской карьеры?). И поскольку сравнивать жизнь на ДД,1 с животным миром тонущих кораблей все же не очень корректно (Калининградская область, как ни крути, покамест стоит на твердой суше, хоть и возникает порой такое впечатление, что ее несет по воле волн), скажем, что скорее уж телодвижения населения «красного дома» напоминают противоречивую насекомью суету тропических красных муравьев — в ситуации, когда муравейник в любой момент может заполниться водой под неотвратимым шквальным ливнем

Глобальные местные выборы, после которых сотни депутатов муниципальных образований Калининградской области приступят к исполнению своих обязанностей перед избирателями, должны дать большую часть ответа на самый важный политический вопрос: кто станет тем человеком, который будет продолжать управление регионом.

До настоящего момента во время правления Николая Цуканова не было ни дня, чтобы откуда-то не раздавались звучащие рефреном голоса с предсказаниями его скорой и ужасающей отставки. Мотивы и конкретные основания этих пророчеств были различны, но смысл их сводился к одному, по сути, бессознательному выплеску общественного инстинкта самосохранения: не тот человек, во главе региона нужен другой, с системным мышлением, умением предугадывать проблемы и прогнозировать последствия своих решений, лидерскими качествами, позволяющими губернатору объединить вокруг себя и сплотить подавляющее большинство региональных сообществ.

Кадровая чехарда

То, что по итогам заканчивающегося 28 сентября 2013 года трехлетнего периода руководства областью Николай Цуканов так и не сумел объединить ее перед серьезно и неотвратимо надвигающимися угрозами завтрашнего дня — практически неоспоримо. Особенно этот факт подчеркивается тем, что губернатор не может объединить даже собственное правительство, после отставки Георгия Бооса и его команды так и не заработавшее в качестве полноценного административного механизма по выработке, принятию и проведению в жизнь последовательных управленческих решений. Немногие исключения из общего правила вроде отдельных сельскохозяйственных проектов Зарудного и инфраструктурных — Рольбинова возникли не столько благодаря, сколько вопреки губернатору, который особенно не вмешивался в текущую деятельность этих министров. Зато примеров обратного — в образовании, медицине, бюджете и финансах, внутренней политике — хоть отбавляй.

В чемпионате по кадровой чехарде в правительстве губернатор занимает уверенное первое место в своем классе по всей Российской Федерации как сейчас, так и в историческом аспекте, и, судя по всему, набранные темпы позволят ему вскоре догнать известного рекордсмена — ныне покойного Бориса Ельцина, в основном увольнявшего министров не по одному, а скопом, целым правительством. В этом смысле методы Николая Цуканова, неоднократно жаловавшегося на кадровый голод (мол, некому работать в правительстве),  идут вразрез с обычной практикой президента Владимира Путина, редко и неохотно отправляющего своих министров в отставку, но при этом крайне ответственно подходящего к кандидатам на должности в своем кабинете и не берущего на ответственные посты людей с сомнительным, а то и криминальным прошлым.

«Команда» губернатора

У Николая Цуканова таких коллег на высших государственных должностях в областном правительстве — полный набор, от Евгения Михайлова, который под давлением неопровержимых улик был вынужден «добровольно» покинуть пост руководителя аппарата регионального правительства и сначала скрыться в сонме штатных «экспертов», а затем возглавил туманную  и интенсивно расходующую бюджетные средства структуру с названием «Корпорация развития Калининградской области», до вице-премьеров Евгения Морозова (также «добровольно» покинувшего свою должность из-за несоблюдения антикоррупционного законодательства, выявленного областной прокуратурой) и ныне здравствующего в своем большом кабинете Константина Суслова, которого один из основных региональных информационно-новостных порталов фактически открыто обвинил в воровстве интеллектуальной собственности — речь идет о диссертации «Управление развитием конкурентоспособности региона» (на примере Калининградской области) на соискание ученой степени кандидата экономических наук, формально принадлежащей перу вице-премьера, а на деле — как оказалось — не менее чем на 85 процентов, т.е. почти полностью, заимствованной  из трудов ректора БФУ Андрея Клемешева и ректора Академии народного хозяйства при президенте РФ Владимира Мау.

Впрочем, последнее в глазах губернатора, также являющегося кандидатом психологических наук, возможно, не является великим или хотя бы  значимым грехом: рукопись с титульным листом, на котором стоит фамилия вице-премьера, хотя бы честно пролежала в открытом доступе больше шести лет в положенных местах, то есть в читальном зале диссертаций Российской государственной библиотеки («Ленинки») в Химках и в Российской академии государственной службы при президенте РФ в Москве. Да и диплом о высшем образовании у Константина Суслова явно настоящий.

Мираж оттепели

При этом все помнят момент, когда показалось, что в правительстве ситуация хоть и медленно, но меняется к лучшему: в начале года в гвардейскую опалу был брошен небезызвестный «комсомольский» Александр Торба, а к рычагам внутренней политики в регионе были допущены бывшие члены других властных команд — на тот момент уже экс-председатель областного парламента Сергей Булычев и глава управления по связям с общественностью и средствами массовой информации администрации Калининграда Елена Волова.

Последняя мгновенно стала расширять пространство общественного доверия к губернатору: приутихли и стали лояльнее средства массовой информации, для которых ранее рассказать об очередных проколах Николая Цуканова было если не делом чести, то, как минимум, явным удовольствием. Губернатор стал проявляться в городских сообществах, также традиционно воспринимавших «сельчанина» с недоверием, и разговаривать с горожанами на одном языке, стараясь быть воспринятым и понятым. Даже вечно насмешливые жители социальных сетей и интернет-форумов стали воспринимать Николая Цуканова как обычного нормального человека, а не как повод для насмешки.

Параллельно с позитивными изменениями в общественном восприятии губернатора второй назначенец, Сергей Булычев, занимался формированием муниципального политического пространства «под Цуканова». Медленно, но верно оказались «зачищенными» конфронтирующие с региональным центром муниципальные районы, на ключевые должности были рассажены назначенцы губернатора. При этом, что интересно, свергнутые местные вожди не высказывали публичных претензий к Сергею Булычеву и, напротив, охотно делились с людьми своими положительными впечатлениями от работы нового министра по муниципальному развитию и внутренней политике. Такое отношение — когда проигравший отзывается о победителе хорошо, а не старается уничтожить хотя бы морально — было чем-то новым в политической практике Калининградской области и явно заслуживало сохранения и приумножения, поскольку не вызывало ненависть и отторжение власти от избирателей, на самом деле «краем уха» внимательно слушающих местные новости. При этом в силу предвыборного года, а также занимаемых должностей и Елена Волова, и Сергей Булычев считались ответственными за предстоящие в Калининградской области местные и региональные выборы.

Возвращение на круги своя

Жизнь постепенно налаживалась, региональный консенсус давал о себе знать: в 2013-м практически затихли привычные раскаты интернет-артобстрелов и свары в СМИ, ставшие привычными в ходе войны «сельских» и «городских». Но, видимо, нет ничего хуже завышенных ожиданий, подкреплявшихся заслуженными репутациями рекрутированных под губернаторское знамя министров-специалистов. Очевидно, что позитивный сдвиг общественного мнения в пользу губернатора быстро привел его к мысли о том, что все, что ни делается, — к лучшему. И Николай Цуканов занялся привычным делом, уже не столько публично «стратегируя», как в первые пару лет своего губернаторства (теперь о стратегии развития региона и госпрограмме публично стараются не говорить — как о веревке в доме повешенного), сколько втихую занимаясь «ручным управлением». Впрочем, все тайное в нашем общем доме, как в большой деревне, быстро становится явным: и на глазах постепенно мрачнеющих калининградцев в конце весны-начале лета стали появляться новости, вызывающие отторжение общества от власти.

Пик разочарования в «губернаторе с человеческим лицом» наступил в июне — июле, когда стало известно о беспрецедентном размере взяток и коррупционном беспределе в правительственном агентстве, организующем государственные закупки товаров, работ и услуг для региона, а также о том, что губернатор «не знал» об участии своих близких родственников в конкурсах на поставку ФАПов в сельские районы области — причем на подозрительно лояльных по сравнению с другими частными фирмами условиях со стороны ДД,1.

Более того: в начале августа неожиданно выяснилось, что, несмотря на разразившиеся друг за другом коррупционные скандалы и вопреки многословным обещаниям главы региона приложить все усилия, чтобы прекратить заключение контрактов областного правительства с частной компанией, принадлежащей его родственникам, она (компания) продолжила выигрывать конкурсы на государственные контракты, оплачиваемые за счет бюджета, — речь идет об опубликованной 1 августа новости о победе компании «Аматэл», принадлежащей родственникам Николая Цуканова — брату Андрею и матери Надежде Матвеевне.

Балтийский прецедент

Также летом разразился изумительнейший скандал с «подменой» партийных списков кандидатов на выборы в муниципальный совет Балтийска. Когда выяснилось, что в списке от «Единой России» присутствуют явные представители местных криминальных кругов, а таковыми большинство заинтересованных лиц сочли племянника и тещу ныне объявленного полицией в розыск «янтарного барона», губернатор «постеснялся» взять ответственность на себя и по своему обыкновению сразу нашел виноватого: им оказался Сергей Булычев. В ответ тот молча вытащил на свет божий список, согласованный лично губернатором, и поинтересовался: мол, есть ли такой же с подписью Булычева?

Сразу расползлись вполне обоснованные слухи о том, что министр подал в отставку, правда, сам Булычев, как обычно, от вопросов журналистов отшутился и в отставку в июле так и не ушел.

Полесский хоровод

Однако предвыборные скандалы стали множиться, причем свидетельства о явном вмешательстве губернатора в процесс становились известными сплошь и рядом. Например, неформальное разделение кураторства текущих кампаний по выборам было осуществлено следующим образом: губернатор и его правительство отвечает за довыборы «черняховского» депутата областной Думы и за выборы главы Полесского муниципального района, все остальные кампании координируются заместителем полпреда президента в области Станиславом Воскресенским, а от правящей партии — руководителем регионального отделения, депутатом Госдумы Андреем Колесником. Но то, что с одной стороны  губернатор пожимал руку действующему главе Полесского района Игорю Болсуну, а с другой — некто из правительственного аппарата (по слухам) подзуживал председателя тамошнего муниципального совета выдвинуться против Болсуна и обещал на словах всемерную губернаторскую поддержку — это полбеды. В конечном счете, пользуясь известным метким выражением президента Владимира Путина, это собственный участок губернатора, который ему предстоит мотыжить самостоятельно. Ну и, конечно же, нести за это политическую ответственность.

Багратионовские интриги

А еще (буквально на той неделе) кинозрители, посетившие международный кинофестиваль короткометражных фильмов «Короче» и сидевшие в зале рядом с Андреем Колесником, видимо, не столько смотрели конкурсную программу, сколько заслушивались монологом депутата Госдумы от «Единой России», адресованным недавно снятому с выборов оппозиционеру, крайне популярному в Багратионовском районе. Общий смысл этого интригующего рассказа сводился к тому, что ответственность за операцию по снятию кандидатов от оппозиции через суд целиком и полностью несет губернатор, который, очевидно, как-то по своему воспринял идеологическую установку администрации президента, в лице Вячеслава Володина публично обязавшую регионалов сделать все, чтобы развивать политическую конкуренцию в системном политическом поле, то есть представительных органах местной и государственной власти, и тем самым перенести накал страстей с улиц в Советы депутатов, Думы и законодательные собрания.

Естественно, что вмешательство в политический процесс со стороны губернатора, которому есть дело до всего, как секретарю райкома КПСС — до каждой колхозной фермы, вещь вполне понятная и обычная. Однако  руководить колхозом, поселением или даже районом — это одно, а возглавлять область размером с небольшую европейскую страну — совсем другое.

Конвейер отставок

Проблема заключается и в том, что, как становится очевидным и наглядным, Николай Цуканов не способен не только к управленческой деятельности в целом, но и, в частности, к руководству членами правительства — чем иначе можно объяснить явное и откровенно бессистемное вмешательство губернатора в зоны ответственности своих подчиненных через их головы, да еще и сопряженное с постоянными кадровыми заменами? Rugrad.eu, с каким-то отчаянным весельем ведущий счет отставкам высокопоставленных сотрудников правительства (а всего их уже около полусотни без малого), на днях сообщил, что, по слухам, намеревается уйти в отставку и вице-премьер Александр Рольбинов (сам он, судя по его комментарию на портале, еще об этом своем намерении не знает). И очевидно, что конвейер правительственных отставок останавливаться не собирается.

На все это можно было бы не обращать внимания, однако вот ведь какая закавыка: региональное правительство оплачивается налогоплательщиками для того, чтобы оно работало и реально облегчало им жизнь, а вовсе не для того, чтобы кто-то в состоянии постоянного эмоционального выгорания удовлетворял свои амбиции менеджера среднего звена, дорвавшегося до поста топ-менеджера, и менял членов команды под «изменяющиеся» задачи. Задачи ведь, судя по тому, что происходит в области под мантру «Мы растим кадры и отправляем на повышение», отнюдь не меняются, а всего лишь остаются нерешенными на протяжении длительного времени — и это прямая и явная угроза всем калининградцам, намеревающимся и в дальнейшем вместе со своими семьями жить и работать в области.

Стабильность мастера боится

В общем, Николай Цуканов остается верен себе и нисколько не изменился за последний год, невзирая на вербуемых в правительство специалистов. Кадровая ситуация в «красном доме» иначе как противоестественная мешанина не воспринимается, но  виноват в этом, кстати, наверное, не столько сам губернатор, который вполне может и не осознавать, что происходит, сколько региональные элиты, в свое время умело использовавшие настроения калининградцев для того, чтобы отправить в отставку всесильного Георгия Бооса — москвича, которого, в общем-то, сложно сравнивать с другими президентскими назначенцами из местных. Справедливо и то, что таки установленная опытным путем верность Николая Цуканова своим жизненным принципам — не самое лучшее качество для калининградского губернатора.

По материалам газеты «39 регион»

О авторе: adminzrfm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>