В прошлый четверг президент России Владимир Путин произвел целый ряд кадровых перестановок. Наш аналитик Василий Измайлов поделился своими размышлениями об одной из них.
«Кадровые назначения предыдущей недели, которые воспринимаются нами как нечто однородное, конечно, таковым не являются.
 
 
В этом отношении, на мой взгляд, особняком стоит назначение в Калининграде, потому что, во-первых, это регион с совершенно особым как политическим, так и экономическим, и — что не менее важно — ментальным статусом. Там живут совершенно особые люди. Во-вторых, мы привыкли думать и хотим считать, что именно Калининградская область — это некоторый полигон, на котором что-то обкатывается. То есть, если у власти есть стратегическое мышление, а оно, безусловно, есть (быть может, не там и не так, как это кажется нам, но оно есть) Калининградская область в этом отношении вполне идеальная история», — считает он.
 
По мнению Измайлова, последние новости свидетельствуют о том, что ключевым в Калининградской области является не снятие губернатора Николая Цуканова и назначение на этот пост Евгения Зиничева, а другая связка — назначение губернатора плюс разделение постов губернатора и председателя правительства, а также назначение врио председателя правительства Антона Алиханова.
 
«Как теперь выясняется, нынешний председатель правительства приехал в Калининград год назад с формулировкой «попросили помочь». Он начал значительную часть того, что можно в наших условиях считать экономическими реформами, скажем так, экономические подвижки. Он начал помогать бизнесу, предпринимателям, начал выяснять кто, что и как, и это вызывало ревность со стороны команды предыдущего губернатора Цуканова. Видимо, вся эта годовая история постепенного вхождения в регион, что собственно, очень мудро, правильно и очень стратегично, позволяет говорить о том, что мы имеем дело с некоторым замыслом.
 
Первое и главное, что мы видим, — это то, что власть фактически делится на силовую и экономическую, и они идут рука об руку. Причем совершенно понятно, что экономическая власть подчинена силовой, как бы нам это нравилось или нет, это всегда так, и это нормально. Нам могут не нравиться какие-то персоналии, но по сути всегда так. Формируется то, что можно считать связкой силовиков и реформаторов, при этом понятны все оговорки: это особые силовики и это совершенно особые реформаторы.
 
В условиях наших назначений это уже очень немаловажно, и если делать какие-то произвольные допущения, то речь идет о том, что мы имеем дело с некоторой тенденцией. Вполне возможно, что это некоторая модель будущего, где губернатор фактически перенимает на себя функции силового сопроводителя экономического развития. Тем самым он минимизирует коррупционные риски во всех смыслах. Обратите внимание, что это за губернатор, и кому лично он обязан своим продвижением, и в каких отношениях он может находиться, с одной стороны, с теми людьми, которые его продвинули, а с другой стороны, с потенциальными людьми, которые могут вовлечь его в коррупцию.
 
Так вот, мы имеем дело с минимизацией коррупционных рисков, поскольку такой губернатор очень подумает, прежде чем встраиваться в коррупционные схемы. Кроме того, я думаю, что вознаграждение там формируется несколько иначе и из каких-то источников, о которых мы, возможно, не имеем полного представления. Речь также идет и о том, что создаются некоторые понятные условия игры, гарантом которых являются одновременно и председатель правительства как экономический толмач, и губернатор как проводник интересов бизнеса через председателя правительства и через силовиков.
 
Люди, которые хоть немного понимают, как устроена региональная экономика, знают, что ни о каком экономическом развитии не может идти речи без договоренности с прокурором, с председателем следственного комитета, с руководителем других силовых ведомств. Вполне возможно, что Калининградская область является первым примером несколько очищенного от посторонних наслоений экономического развития в крайне праволиберальном понимании экономики.
 
Многие тут будут говорить о Сингапуре, вспоминать об экономических чудесах Юго-Восточной Азии, но понятно, что в нашем случае это не работает, потому что, как говорил один мудрый экономист: «Вы мне дайте открытый рынок США, и я вам такое сингапурское экономическое чудо на пустом месте устрою, что мало не покажется». Это так. Понятно, что у нас рынки не открытые, и в этом смысле понятно, почему мы начинаем (если мы начинаем) с Калининграда: худо-бедно, но рядом Польша, канал поставки в Евросоюз, и рядом совершенно нищая Литва, о чем мы забываем. Она нищая, разбитая не очень умелым госуправлением, и там можно реализовывать те проекты, которые в силу каких-то обстоятельств не могут быть реализованы ни на территории России, ни на территории основного Евросоюза.
 
В этом смысле начинается очень интересная круговерть, что у нас называют словом «замутка». Насколько это то, о чем мы думаем, насколько это разовая акция, насколько это совпадение или несовпадение каких-то личных интересов и интересов стратегического развития, насколько это модель того, что будет когда-то впереди или не будет, и это просто форма особой экономической зоны, условно говоря. В любом случае мы имеем дело с феноменом, который в последней экономико-политической практике России отмечен не был, и это заставляет нас думать о том, что это значит, и надеяться на то, что федеральная власть понимает опасности, с которыми мы столкнулись в настоящее время, и пытается найти выход из той экономической стагнации, в которую мы оказались вовлечены силой разного рода обстоятельств», — сказал Василий Измайлов.
 

О авторе: adminzrfm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>