Новый закон о Калининградской области может заработать уже в 2018 году, в то время как госпрограмма ее социально-экономическогоразвития продлена еще на пять лет. Хорошо ли это для региона? Это как посмотреть…

Накануне инвестиционного форума в Сочи — мероприятия серьезного, крупного и крайне ответственного — врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов дал короткое, но емкое интервью «Российской газете». Речь в нем по традиции шла о перспективах самого западного региона России — уже не один десяток лет это самая популярная тема для словесной гимнастики его первых лиц.

Господин Алиханов бодро рассказал о внедрении электронных сервисов для физических и юридических лиц (позволят снизить административные барьеры), туризме (достроим Храброво и заживем), инвесторах (ищем новых, но не забываем про старых), переработке янтаря (будем продавать еще активнее). В конце речь зашла о бизнесе, который, как оказывается, довольно охотно приходит в Калининградскую область, причем особенно иностранный. Укрепить эту динамику, упростив условия ведения бизнеса, региональные власти намерены законодательным путем, что подтвердил и сам врио: «У нас уже готов пакет поправок, в том числе об Особой экономической зоне и в Налоговый кодекс. В принципе все основные цели, которые мы перед собой ставили, достигнуты. Сейчас еще один круг согласований в правительстве, и мы двигаемся уже в сторону парламента. Надеемся, что закон заработает со следующего года».

Речь идет о так называемом новом законе о Калининградской области, который должен прийти на смену Особой экономической зоне. Годовщину ее отмены регион отметит уже совсем скоро. Ныне почившая в бозе система просуществовала в регионе более 20 лет, а начиналось все еще 1991 году, когда была создана свободная экономическая зона «Янтарь». Через пять лет статус Особой экономической зоны в регионе был закреплен федеральным законом. Инвесторы, желающие получить особый порядок уплаты налогов на прибыль и имущество организаций, должны были соответствовать определенным требованиям закона — например, вложить в экономику региона не менее 150 млн рублей. Прошедшие систему отбора резиденты ОЭЗ могли, с одной стороны, свободно ввозить на территорию области сырье и самую разнообразную готовую продукции из-за рубежа, а с другой — вывозить на территорию России товар, произведенный в регионе из иностранных комплектующих — и все это без уплаты таможенных пошлин и сборов.

После обновления закона 2006 года резиденты Особой экономической зоны получали освобождение от налогов на прибыль и на имущество на шесть лет, а затем 50-процентную льготу еще на шесть лет, а также фиксированную арендную плату и возможность ввозить импортные товары для внутреннего потребления в режиме свободной таможенной зоны. За все время действия режима особой экономической зоны ее резидентами стали порядка 800 организаций. В 2014 году их вклад в региональный бюджет составил около 5,5 млрд рублей.

 Потеря статуса ОЭЗ обсуждалась на региональном и федеральном уровне бесчисленное количество раз на протяжении нескольких лет, однако на деле «час X» прошел для региона довольно спокойно. Сказалось снижение позитивного эффекта от работы ОЭЗ, а для резидентов Особой экономической зоны была разработана достаточно эффективная система выплаты субсидий. Кроме того, еще в 2016 году было объявлено, что на смену особой экономической зоне готовится прийти территория опережающего развития (ТОР) — немного другая, но в целом похожая система послаблений для бизнеса. Закон о ее создании был внесен в правительство еще в прошлом феврале, после чего началась долгая и закрытая процедура его обсуждения и доработки. В частности, известно, что новый режим предлагает такие же льготные ставки, как и ОЭЗ, а также режим свободной таможенной зоны. При этом иностранная продукция и товары, изготовленные с использованием импортных комплектующих или товаров Таможенного союза, ввезенных без уплаты пошлин, могут использоваться только внутри территории опережающего развития.

Казалось бы, принятие столь фундаментальных поправок в законодательство (не зря же их называют законом о Калининградской области?) должно было вызвать широкое общественное обсуждение, но на деле за год новой информации о них практически не появилось, да и эксперты комментируют грядущую ТОР крайне осторожно. Опасения и сомнения можно свести к достаточно простой формуле: предлагаемые льготы не способны кардинально изменить ситуацию в региональном бизнесе — то есть перспективность Калининградской области для инвесторов все равно останется слишком маленькой даже с учетом новых «плюшек». Об этом же, пусть и осторожно, говорит и Антон Алиханов, на днях отметивший, что в законодательство просто не заложено достаточного инструментария для стимулирования дополнительного инвестпотока. Выступая на форуме в Сочи, он предложил подумать о глобальных трансформациях льготных режимов.

Идея, конечно, здравая, вот только вряд ли осуществимая — подобный шаг требует серьезного финансирования, которым не располагает ни федеральная, ни тем более областная казна. В итоге получается, что новый закон о Калининградской области действительно может заработать до конца года — вот только это мало что изменит в инвестиционном климате.

К слову — о громких инициативах с сомнительным содержанием: недавно стало известно, что государственная программа социально-экономического развития Калининградской области, принятая несколько лет назад и рассчитанная до 2020 года, решением Минэкономразвития продлена до 2025 года. Обновленный документ, выложенный на всеобщее обозрение, сначала вызывает довольно оптимистичную реакцию. В частности, главной целью экономического и социального развития Калининградской области в ней заявлено повышение уровня жизни населения ‎до среднеевропейского уровня на основе укрепления социально-экономических связей с остальной территорией России ‎и использования в полной мере преимуществ, связанных с расположением области в европейском макрорегионе. Потратить на это предполагается сумму прямо-таки неприлично большую: 634 млрд рублей вместо 63 млрд, заявленных раннее (пусть и до 2020 года). Региону обещано сбалансированное социально-экономическое развитие, основанное ‎на развитии конкурентоспособных секторов экономики на мировом рынке, модернизация инженерной инфраструктуры, создание транспортно-логистической зоны, коренная модернизация социальной инфраструктуры, создание условий для эффективного агропромышленного производства. На бумаге все это выглядит настолько хорошо, что невольно начинаешь искать пункт о построении коммунизма в отдельно взятой стране.

Казалось бы, подобному подарку со стороны дорогого и любимого правительства надо радоваться, если бы не несколько жирных и наглых «но». В первую очередь обещаниями европейского уровня жизни нас уже давно не удивить — этой целью задавались, кажется, все главы региона за последние лет 15, вот только достичь среднего уровня жизни не то что Германии или Франции, но и куда менее буржуазных соседей по Балтике — Литвы и Польши — нам так не удалось. Вообще стремление ставить в качестве цели средний уровень жизни другой страны (в данном случае — группы стран) уже говорит о многом и несколько отдает старым лозунгом о «догнать и перегнать Америку» (в данном случае — хотя бы догнать). При этом когда дело доходит до конкретных цифр, то оказывается, что ряд фундаментальных показателей программы, которые предполагалось достичь в 2020 году и которые по идее к 2025 должны были вырасти еще больше, вместо этого сократились — например, объем валового регионального продукта или количество новых рабочих мест.

Никого не должны обмануть и резко рванувшие вверх объемы финансирования госпрограммы. Да, региону обещаны золотые горы — но только не сразу. Пока же придется довольствоваться малым: так, в 2017 году регион получит 5,565 млрд рублей, в 2018-м — 4,952 млрд, в 2019-м — 3,582 млрд. В то, что после этого регион ежегодно будет получать десятки миллиардов рублей, верится с трудом — а точнее, не верится вообще. Скорее всего, через несколько лет программу ждет новая корректировка, после чего окажется, что среднеевропейского уровня жизни калининградцам нужно подождать еще немного — скажем, лет десять.

Выходит, что два документа, определяющих вектор развития региона — и ныне действующий, и готовящийся к принятию, — на деле оказывают на КО скорее поверхностное, чем фундаментальное воздействие. Видимо, нужно сказать спасибо, что есть хотя бы они — вот только делать это почему-то совсем не хочется.

По материалам газеты «Тридевятый регион»

О авторе: adminzrfm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>